МОЯ АФРИКА ИЛИ АЛХИМИЯ ОДНОГО ПУТЕШЕСТВИЯ

В своё время я начал кругосветное путешествие с юго-восточной Азии, с острова Бали. И я был настолько очарован красотой тропической природы и культурным богатством этого маленького острова на границе Тихого и Индийского океанов, что принял уверенное решение последовательно обогнуть в итоге всю нашу планету вдоль экватора, с востока на запад.

И вот позади уже южная и юго-западная Азия, и я с нетерпением готовлюсь к своему заветному новогоднему африканскому туру в январе 2009 года. Слава Богу, опыт предыдущих путешествий позволил мне осмелиться на сложный и максимально насыщенный комбинированный маршрут по четырём странам Южной Африки: ЮАР – Замбия – Ботсвана – Мозамбик.

Не скрою, большего волнения в предвкушении предстоящего путешествия я ещё никогда доселе не испытывал. Африка с раннего детства влекла меня к себе, так как я рано начал играть на барабанах и слушать уникальную музыку этого континента. К тому же, моя мама, служа в московском управлении дипломатическим корпусом УПДК, работала одно время секретарём-переводчиком в посольстве Замбии. Сколько раз ещё в своих детских мечтах, снах и фантазиях я переносился на этот далёкий и загадочный континент, летал во сне над бескрайними саваннами, наблюдая за стадами удивительных животных, принимал участие в мистических ритуалах множества загадочных африканских племён, насколько мне позволяла моя детская фантазия. И вот, наконец, после долгой и кропотливой подготовки я стою на пороге своего нового открытия. Собственного и долгожданного открытия настоящей и реальной Африки. Интересно, какой она предстанет мне, насколько велика будет разница между моей детской фантазией и настоящей Африкой? Полный вперёд!!!

СУББОТА – 27.12.08. День выдался очень удачный. По дороге в аэропорт Домодедово меня провожает яркое солнце на ясном подмосковном небе. Земля укрыта лёгкой позёмкой, а все деревья зима нарядила в этот день блестящим инеем, как бы готовя их к большому новогоднему празднику. Настроение просто замечательное. Прощай, Россия, спасибо за прекрасные проводы, я лечу в другое полушарие встречать Новый Год по-летнему в Африке.

МОЙ ПЕРВЫЙ РЕЙС: МОСКВА-ФРАНФУРТ. Компания Lufthansa как всегда пунктуальна и безупречна, и в 16:50 большой боинг-аэробус легко взлетает и берёт курс на запад. Почти до самого Франкфурта мы летим вслед за солнцем, и оно садится за горизонт одновременно с приземлением самолёта в Германии в 18:20, будто указывая мне путь вслед за собой.

И ещё один символический знак на моём пути: по выходу из московского самолёта я знакомлюсь с весёлой группой из пяти африканцев с двумя гитарами, и мы все вместе дружно направляемся на общую пересадку на следующий рейс до Йоханнесбурга (ЮАР). Оказалось, что ребята живут в Лесото (маленькое государство внутри территории ЮАР) и работают в службе безопасности местного аэропорта. Они приезжали в Москву на целый месяц на специальный семинар-тренинг служб безопасности. Несмотря на всю серьёзность и ответственность занимаемых ими постов, мы быстро находим общий язык на почве любви к музыке. Прямо в зале ожидания ребята расчехляют обе гитары, я сооружаю из своего багажа и пластиковых бутылок целую ударную установку, и мы закатываем прямо в зале посадки импровизированный концерт, исполняя известные хиты Боба Марлея, Альфа Блонди, Лаки Дюбе и ряд популярных традиционных песен Южной Африки.

До нашего следующего рейса в 20:40 ещё целая уйма времени, и мы быстро собираем вокруг себя приличное количество слушателей и зрителей из нашего зала. Тут и жизнерадостные англичане, и шутливые французы, и темпераментные итальянцы, смешливые японцы. Бдительная немецкая служба безопасности аэропорта тоже довольно быстро среагировала, но с полуслова нашла общий язык со своими коллегами из Лесото, и мы беспрепятственно продолжили наш импровизированный концерт. Как хорошо, подумал я, везде свои люди!!!

МОЙ ВТОРОЙ РЕЙС: ФРАНКФУРТ – ЙОХАННЕСБУРГ. Компания SOUTH AFRICAN AIRWAYS тоже не заставила никого сомневаться в своей пунктуальности, и ровно в 20:45 по местному времени наш аэробус, отрываясь от немецкой земли, взмывает в ночное небо Франкфурта и берёт курс – строго на юг. Наше общее время полёта до Йоханнесбурга 10 часов 30 минут, впереди 8700 км пути. Я включаю монитор, вмонтированный в спинку переднего кресла, и наблюдаю, как по дороге мы пролетаем над территорией Германии, Франции, Швейцарии, Италии. И вот долгожданный момент: перелетев Средиземное море, около 24:00 мы пересекаем границу северной Африки над территорией Туниса. Затем следуют, судя по монитору, Ливия, Нигер, Чад, Конго, Замбия, Зимбабве, Ботсвана и ЮАР. Так как дорога оказалось долгой и насыщенной, то я заснул около 1:00 ночи и проснулся на самом рассвете в 6:00 утра, когда из-за пушистого облачного одеяла, укрывающего спящую ночную Африку, показались первые лучи восходящего солнца. Как раз в тот момент, когда наш самолёт пересекал границу Конго и Замбии. Ну, здравствуй, африканское солнышко!!!

Ещё два часа лёта, и наш самолёт ныряет под лёгкое покрывало облаков, и мы успешно садимся в солнечном аэропорту Йоханнесбурга в 8:30 утра. Здравствуй, Южная Африка!!!

МОЙ ТРЕТИЙ РЕЙС: ЙОХАННЕСБУРГ – КЕЙПТАУН. В аэропорту Йоханнесбурга я тепло прощаюсь со своими жизнерадостными африканскими попутчиками из Лесото и бегу на свою последнюю пересадку на внутренний рейс до Кейптауна. Чётко по расписанию посадка в небольшой Боинг 747, и ровно в 12:50 наш самолёт взлетает из аэропорта Йоханнесбурга и берёт свой курс на юго-запад ЮАР в мой первый пункт назначения, город Кейптаун. После 18 часов, проведённых в пути, ещё 2 часа полёта пролетают совсем незаметно, и вот ровно в 15:00 наш самолёт приземляется в небольшом аэропорту Кейптауна. Бегу получать свой багаж и выскакиваю в зал ожидания аэропорта. Ищу в толпе встречающих гида с моим именем на табличке Mr. BOCHAGOV и не нахожу нигде!!! Слава Богу, ещё в московском турагентстве, организовавшем этот мой тур, я поинтересовался и записал фамилии тех, кого вместе со мной будут встречать в аэропорту Кейптауна. И, к моему удивлению, нахожу в самом углу зала, скромно стоящую симпатичную молодую женщину с табличкой, на которой написаны фамилии моих российских сограждан, вместе с которыми должны были встречать и меня. Выясняю у моего очаровательного гида, не знакома ли ей фамилия BOCHAGOV, на что она мне оживлённо отвечает, что знакома, но ей кто-то сообщил, что я уже самостоятельно направился из аэропорта прямо в свой отель, и она убрала табличку с моим именем. Ну, да ладно, подумал я, хорошо, не растерялся и вроде как сам нашёлся. Тут, по ходу дела, мой гид, Наташа, сообщает мне, что рейс с двумя остальными российскими туристами пока задерживается на неопределённое время, и нам придётся их подождать. Время уже около 16:00, и я обеспокоен, что планы мои могут порушиться, так как я собирался до заката успеть прогуляться по набережной Виктории и Альфреда, а также у меня забронировано время и место в ресторане “GOLD”, где мне предстоит поучаствовать в барабанном мастер-классе, посетить музей “GOLD OF AFRICA” и посмотреть интересное шоу “PULSE OF MALI” за традиционным африканским ужином. И тут меня осенило, и я воспользовался судьбоносной подсказкой и подумал, а что ведь это хорошая мысль – не терять драгоценные светлые часы этого дня, и решаю отправиться самостоятельно из аэропорта в свою гостиницу. Выбегаю из аэропорта и сажусь в ближайшее попавшееся на пути такси. По дороге выясняется, что моего таксиста зовут Радж, и он индус по происхождению. На вопрос, как он попал в ЮАР, Радж объясняет мне: “Мои предки уже давно живут на этой земле, очень давно!!!” Интересная получается история, говорю я себе.

КЕЙПТАУН – АЛХИМИЧЕСКАЯ СТОЛИЦА МИРА.

По дороге из аэропорта в город я замечаю, как значительно отличается промышленный гигант Йоханнесбург от культурно-исторического и, можно сказать, курортного города Кейптауна. Красивые и небольшие дома, принадлежащие разным эпохам и стилям, очень гармонично соседствуют между собой и уютными чистыми улочками вписаны в удивительный красоты ландшафт города. Конечно, визитной карточкой Кейптауна является знаменитая Столовая гора, названная так потому, что на вершине этой горы высотой 1087 метров расположена абсолютно плоская горизонтальная площадка размером около трёх квадратных километров. И у подножья этой необычной горы в самом начале Капского полуострова находится основной город Кейптаун.

Думаю, что я не ошибусь, если скажу, что Кейптаун – самый известный город в ЮАР. Не каждый с ходу назовёт столицу этой страны, но про Кейптаун наверняка слышал каждый, хотя бы по пиратской песенке о том, как “в кейптаунском порту с какао на борту “Жанетта” поправляла такелаж”. И наряду с официальной столицей Преторией Кейптаун по праву обладает столичными функциями, так как, в основном, именно здесь заседает парламент ЮАР. Не говоря о том, что Кейптаун, это, безусловно, тот культурно-исторический центр, с которого начиналась современная история Южно-Африканской Республики.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА: Вслед за испанцами и португальцами в 16 и 17 веке голландцы, англичане и французы пустились в мировое плавание развивать колониальную политику в разных уголках нашей планеты, не принадлежавших ещё многочисленным конкурентам. И среди прочих в середине 16 века к берегам заветной Индии за пряностями и фарфором устремились голландцы. В 1602 году восемь компаний основали нидерландскую Ост-Индскую компанию, которая получила право на монопольную торговлю к востоку от мыса Доброй Надежды, который был открыт в 1487 году португальским мореплавателем Бартоломеу Диашем. Голландским судам требовался порт захода, где моряки могли бы пополнять запасы воды и пищи. Им-то как раз и стал Кейптаун. Именно там, на месте современного Кейптауна, впервые высадились на берег и прожили целый год шестьдесят голландских колонистов, уцелевших после кораблекрушения шхуны “New Harlem”. Один из них, молодой купец Лендерт Янсен, весьма оптимистично отзывался об этих местах: “Здесь достаточно всего – рыбы, антилоп, тюленей и множество китов”. И в 1651 году нидерландская Ост-Индская компания официально признала это место портом захода судов, отправляющихся далее в восточные земли за драгоценными пряностями. А в 1652 году рядом с этим портом известный голландский мореплаватель и первый губернатор Южной Африки Ян ван Рибек основал небольшой посёлок, дав ему голландское название Kапстад, что означало буквально “город на мысе”. Небольшой форт, огороды и несколько поселенцев – вот с чего начинался ныне один из самых прекрасных и удивительных городов нашей планеты. В окрестностях города бродили львы, а также коренные жители бушмены – странные для европейцев люди небольшого роста с головами, похожими на сушеный абрикос. Затем в 1688 году на Капский полуостров прибыли французские гугеноты, которые посадили в окрестностях посёлка многочисленные виноградники и оливковые рощи. Постепенно колония расширялась вглубь африканского материка на север, до тех пор, пока поселенцы не встретились с местными племенами банту. В 1795 году на полуострове впервые высадились англичане, и уже к 1806 году здесь появились многочисленные поселки, которые англичане и объединили в один город под названием Cape Town, что является попросту английским переводом голландского названия посёлка Капстад.

Надо сказать, что Кейптаун можно по праву считать алхимической столицей мира, потому что судьба этого уникального города есть следствие величайшего алхимического эксперимента по смешиванию невероятно огромного количества культур народов буквально со всех концов нашей планеты. Помимо того, что волею судеб в этом городе поселились голландцы, французы, немцы и англичане, там же оказались, к примеру, и люди из различных регионов Азии. Выходцы из Азии стали появляться в Кейптауне с 1658 года, и попадали они туда по воле Ост-Индской компании. Большинство из них были завезены из Индонезии, Малайзии, Шри-Ланки и Индии. Основную их часть составляли невольники, другие были политическими ссыльными, занимавшими на родине довольно высокое положение. А в настоящий момент, благодаря активной иммиграционной политике, в Кейптауне можно встретить выходцев из Италии, Греции, Португалии и даже евреев. Также среди постоянно прибывающего потока эмигрантов можно здесь встретить людей из Югославии, Польши и Болгарии. К примеру, среди моих местных русскоговорящих гидов были один армянин, а также еврейка из Одессы. И надо сказать, что этот алхимический эксперимент получился очень удачным. Оказавшись волею судеб вместе на одной территории, жители Кейптауна научились жить в гармонии и взаимодополнении. Это видно и в архитектуре, и в экономике, и в общем культурном укладе этого удивительного города, где каждый народ внёс свою важную лепту в формирование современного профиля и характера Кейптауна. Безусловно, как и любому другому государству, этой уникальной стране пришлось пройти через ряд проблем и кризисов, прежде чем всё же прийти в итоге к такой мудрой интеграционной политике. Среди прочих переломных вех в истории Кейптауна и всей страны в целом, безусловно, следует упомянуть и Англо-Бурскую войну (1899–1902 г.г.) и, конечно, эпоху апартеида. Политика апартеида, официально узаконенная Националистической партией ЮАР в 1913 году, проводилась по принципу расовой сегрегации, в которой население страны делилось на доминирующих белых, цветное население и максимально ущемлённых в своих гражданских правах чёрных. К примеру, в самом Кейптауне в период апартеида разрешалось проживать исключительно белым людям, а черным позволяли селиться только в специально отведённых и жестко контролируемых полицией местах пригорода. При этом попасть в самый центр Кейптауна черным было невозможно без специального разрешения и пропуска. Но надо сказать, что и в решении столь серьёзной проблемы как апартеид было найдено, в конце концов, мудрое решение и выход. В 1993 году новый лидер Националистической партии ЮАР Фредерик де Клерк был избран президентом страны. Явно предвидя страшные последствия от нарастающего конфликта с коренным чернокожим населением ЮАР вследствие апартеида, де Клерк узаконил в стране деятельность ранее запрещённого Африканского Национального Конгресса (АНК) и в знак большего примирения освободил из тюрьмы после 26 лет заключения основного лидера АНК Нельсона Манделу, ставшего в 1994 году президентом ЮАР. И следует отметить наивысшее проявление обоюдной мудрой дипломатичности обоих ранее крайне оппозиционных лидеров в том, что им удалось наилучшим образом разрешить данную сложнейшую проблему и провести полную отмену апартеида в ЮАР максимально гладко и бескровно. За это в 1993 году оба лидера Фредерик де Клерк и Нельсон Мандела были награждены специальной Нобелевской премией мира.

Успев засветло поселиться в гостинице Кейптауна “CITY LODGE V&A WATERFRONT”, быстро приняв с дороги душ и переодевшись, я выскочил с фотокамерой на улицу и быстрым шагом направился в сторону знаменитой на весь город набережной Виктории и Альфреда. Поскольку Капский полуостров – это очень неспокойное место на границе слияния мощных течений двух океанов, Индийского и Атлантического, то по инициативе английского принца Альфреда, сына королевы Виктории, в Столовой бухте был проведен ряд успешных преобразований, вследствие которых все корабли могли спокойно швартоваться и даже пережить нелёгкую штормовую зиму в тихой и защищенной бухте. И ранее мрачный и ничем непримечательный небольшой порт стал быстро развиваться и оброс обширной инфраструктурой в виде многочисленных магазинов, отелей, ресторанов и очаровательных жилых домиков вдоль набережной гавани, которой и дали правомерно название Victoria&Alfred Waterfront. И я соглашусь с многочисленными туристическими справочниками, по праву называющими эту набережную туристической меккой Кейптауна. До захода солнца оставалось не более 30 минут, и я буквально не выпускал фотоаппарат из рук, чтобы запечатлеть на память эту прекрасную гавань, наполненную кораблями со всех концов нашей планеты, очаровательные домики, исторические скульптуры, уютные ресторанчики и кафе прямо на набережной. И, конечно, мне хотелось сохранить картинки культурной жизни: многочисленных артистов, африканских танцоров и барабанщиков в традиционных костюмах, музыкантов и художников. И просто было приятно почувствовать атмосферу праздника, свободы и богатого творчества, слившись с таким многоликим и разнообразным потоком людей, наслаждавшихся вместе со мной незабываемым зрелищем и настроением в этом прекрасном городе на мысе Доброй Надежды, куда мне предстояло назавтра увлекательное путешествие. Успев сделать ещё несколько снимков на набережной Виктории и Альфреда в последних лучах заходящего солнца, я поспешил поймать такси и отправился в музей золота Африки на Стрэнд стрит, 96. А после в ресторане этого музея я принял участие в барабанном мастер-классе и отведал вкуснейшие блюда национальной южноафриканской кухни, наблюдая за традиционным африканским шоу “Пульс Мали”. Кстати, вот и ещё одно проявление алхимии международного синтеза различных культур самой Африки. Хотя и коренные представители Южной Африки очень творчески одарённы, в том числе есть и неплохие барабанщики, я побывал на отличном мастер-классе двух барабанщиков: Аладни из Мали и Бануса из Сенегала. Посмотрев с большим удовольствием после мастер-класса замечательное шоу “Пульс Мали” с участием этих двух прекрасных барабанщиков и танцоров из Мали, я в который раз убедился, что барабанщики из Западной Африки самые лучшие. Так закончился мой первый день пребывания в Южной Африке. День, полный неожиданных открытий и насыщенный необыкновенными незабываемыми впечатлениями.

На следующее утро, ровно в 8:00 за мной в отель заехал мой очаровательный русскоговорящий гид Наташа, которая эмигрировала, в своё время, вместе с мужем из Одессы в ЮАР. Захватив по дороге в другом отеле ещё двух туристов из России, отправились вместе на большую экскурсию на мыс Доброй Надежды. Надо сказать, что Кейптаун с его окрестностями в природном аспекте также вполне подтверждает статус алхимической столицы мира тем, что природа в вокруг этого прекрасного города являет собой уникальнейшую алхимическую лабораторию, в анналах которой можно обнаружить практически всю периодическую таблицу Менделеева. А местная флора и фауна столь богата, что сочетает в себе невероятное разнообразие растений и животных из различных климатических поясов и регионов нашей планеты. И наша экскурсия на мыс Доброй Надежды помогла мне в этом полностью убедиться. Мы проделали небольшой круиз на корабле “Калипсо” вдоль живописнейшей бухты Хот Бей до острова морских котиков, посетили уникальный ботанический сад Кирстенбос, побывали на побережье Боулдерс Бич, знаменитом своими пингвинами, и совершили увлекательную экскурсию в одну из старейших винных провинций Южной Африки – Констанция Грут, где нам устроили прекрасную дегустацию местных вин. Надо добавить, что виноделие в Южной Африке – это также уникальный феномен, родившийся в результате алхимического слияния опыта ведущих европейских виноделов из Голландии, Франции, Италии и Германии. А в настоящее время к усовершенствованию виноделия в ЮАР прикладывают свой опыт и виноделы из США и Австралии. И, надо сказать, такой слаженный интернациональный алхимический опыт возымел положительные результаты, на современных мировых выставках виноделия многие марки вин из ЮАР всё увереннее занимают ведущие позиции.

Конечно же, незабываемым было посещение самой южной точки мыса Доброй Надежды – Cape Point.

Историческая справка. Первоначально знаменитый португальский мореплаватель Бартоломео Диаш в 1488 году назвал этот мыс “Мысом Бурь”, что вполне соответствовало бурному поведению двух великих мировых океанов, Индийского и Атлантического, встречающихся как раз на этом мысе своими мощными ветрами и противотечениями, которых боялись даже самые бывалые моряки. Позднее португальский король Жуан II переименовал это место в мыс Доброй Надежды, имея в виду надежду на удачное плавание к берегам заветной Индии и добрый знак, предвещающий успешное возвращение кораблей домой в Португалию. Тем более, что до сооружения Суэцкого канала в середине XIX века это был единственный и важнейший морской маршрут, по которому осуществлялась активная торговля между Европой и Азией.

За исключением маленького мыса Игольный, находящегося восточнее на 155 км, мыс Доброй Надежды можно вполне правомерно назвать самой южной оконечностью Южной Африки и всего африканского континента в целом. Именно в этом месте расположена популярнейшая смотровая площадка, на которой установлен столбик с указателями направлений в различные точки нашего земного шара. С этой смотровой площадки у подножья старого маяка, куда можно подняться в течение 30 минут пешком или проехать на специальном трамвайчике, открывается прекраснейший вид на место слияния двух великих океанов. В этом уникальном месте схлёстываются волны, ветра и течения Индийского и Атлантического океанов. Южнее мыса, на расстоянии 6000 км, находится только Антарктика и сам Южный полюс нашей планеты. По-моему, мыс Доброй Надежды является ещё одним мощным символом, дополняющим алхимический статус Кейптауна.

И конечно, в завершении этого раздела моей статьи, посвященного ЮАР, я не могу не поделиться с дорогими читателями своими впечатлениями об удивительной экскурсии в этнографическую деревню Леседи, в пригороде Йоханнесбурга.

ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ ДЕРЕВНЯ ЛЕСЕДИ – ПОЛИКУЛЬТУРНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ.

После трёхдневного сафари в национальном парке Чобе на территории Ботсваны я прилетел на один день обратно в Йоханнесбург (ЮАР), из аэропорта которого меня ждал на следующий день перелёт в Мозамбик. И вместо запланированной ранее для меня агентством экскурсии по промышленному и, говорят, весьма криминальному Йоханнесбургу я ещё в Москве раскопал по интернету и решил посетить этнографическую деревню Леседи, находящуюся в 40 км к юго-востоку от Йоханнесбурга. И даже специально для такого случая дополнительно заплатил деньги за самого продвинутого и русскоговорящего гида, так как мне хотелось побольше узнать об этом поистине алхимическом проекте. Поездка к уникальному месту для меня оказалось нелёгкой и волнительной. В субботу, 3 января, мой самолёт, слава Богу, сел в аэропорту Йоханнесбурга вовремя, ровно в 15:25, где к этому времени меня уже должен был встречать мой дорогостоящий русскоговорящий супергид. Моя экскурсия по деревне Леседи должна начаться ровно в 16:30, и в самом лучшем случае я должен по всем расчетам добраться до деревни как раз только к самому началу экскурсии. И вот я выскакиваю первым из самолёта, молниеносно улаживаю все погранично-паспортные формальности, быстро получаю багаж, радостно выбегаю в зал ожидания аэропорта и… Никто меня там не встречает. Наскоро пробежавшись по всему залу и убедившись, что моего супергида среди встречающих нет, я выскакиваю из здания аэропорта и подбегаю со всем своим багажом к группе чернокожих водителей такси. На мой вопрос, сможет ли кто из них отвезти меня в деревню Леседи, я получаю мгновенно утвердительный ответ. Один из водителей укладывает в своё такси мой багаж, и мы на всех парах направляемся в заветном направлении, как мне хотелось надеяться. Но не тут-то было, и вскоре по дороге мой таксист начинает дипломатично наводить, так сказать, справки о данной деревне, мол, давай уточним подробнее, какой точный адрес и т.д. и т.п. Честно говоря, меня прилично шокировал такой поворот событий, и нам пришлось остановить машину у самой обочины, где мы потратили минут десять, прежде чем мой шофёр с горем пополам разобрался, куда же нам, всё-таки, нужно ехать. Да, подумал я, и в Москве нередко приходится, к сожалению, бывать в таких же вот ситуациях с такси. Но в данном случае уж особенно было жаль каждой минуты промедления, и мне ничего не оставалось другого, кроме как пообещать дополнительное вознаграждение ещё одному моему “супергиду” за своевременную и ускоренную доставку меня к месту назначения, хотя он того и не заслуживал. А мой таксист явно обрадовался такому повороту событий, и мы опять рванули на всех парах, в точно установленном, на сей раз, направлении.

Историческая справка. Деревня Леседи ране принадлежала племени зулу, её название переводиться как Дорога Света. Один из вождей – основателей этой деревни воздвиг в самом её центре алтарь с двумя светильниками, один из которых обращён точно на восток, а другой на запад. И жители этой деревни каждый день почтенно приветствовали на этом месте восходящее солнце и провожали заходящее. 15 лет назад, в 1993 году, знаменитый южноафриканский путешественник и исследователь Африки, почетный член Национального Географического Общества сэр Кингслей Холгейт придумал этот поистине алхимический проект. Он значительно расширил территорию деревни и пригласил представителей основных южноафриканских племён: ндебеле, сото, педи и кхоса принять участие в этом уникальном эксперименте. И теперь на территории Леседи большой дружной коммуной располагаются пять небольших деревень принадлежащих основным пяти племенам Южной Африки. И, безусловно, это место сейчас невероятно популярно среди большинства эрудированных туристов, желающих поближе познакомиться с настоящим духом, бытом, культурой и укладом коренных жителей Южной Африки (WWW.LESEDI.COM).

Мы, конечно же, опоздали минут на десять к началу экскурсии, но я всё-таки был несказанно рад, когда, свернув по нужному указателю с основной трассы, наше такси припарковалось у красочных ворот этнографического комплекса Леседи. Меня очень дружно и гостеприимно встретили местные жители в колоритных традиционных нарядах, помогли быстро забросить мой багаж на ресепшн и отвели меня в большой зал, где показывали всем участникам экскурсии небольшой ознакомительный фильм о данном проекте в контексте всей традиционной культуры Южной Африки. Сразу после окончания фильма местные жители отвели меня и помогли заселиться в домик на территории племени зулу. После чего я успешно присоединился к большой и интереснейшей экскурсии по всей территории этого уникального комплекса. Нашим общим гидом оказался молодой вождь племени зулусов Mкулисени, обладающий потрясающими актёрскими и ораторскими талантами. На замечательном английском языке, с удивительным артистизмом и риторикой он провёл всю группу туристов по всем пяти деревням, очень грамотно и наглядно познакомив всех с особенностями культуры и быта всех пяти племён. Причём в середине этой увлекательной экскурсии неожиданно объявился мой долгожданный “супергид”, я мгновенно прервал его нелепые оправдания, и, вручив ему в руки свой фотоаппарат, стал снимать всё на свою видеокамеру. А снимать было чего, в каждой деревне местные жители отлично нам продемонстрировали, как и по какому принципу строятся дома, как устроен быт внутри домов и как организована жизнь в каждом из племён. После чего все пять туристических групп собрали в одном большом традиционном доме под названием Бома, где нам посчастливилось насладиться большим представлением с танцами под барабаны, разнообразной музыкой и песнями всех пяти местных племён. И, слава Богу, моя камера совмещена с функциями фотоаппарата, я прозорливо догадался совместить видео- и фотосъёмку на протяжении всего оставшегося времени этой незабываемой экскурсии, так как мой “супергид”, конечно же, умудрился запороть все самые важные фотоснимки. Всё феерическое африканское представление закончилось совместными плясками, от которых к концу этого шоу не мог удержаться ни один из присутствующих туристов. Я сам не удержался и присоединился после танцев к местным африканским барабанщикам. И мы вместе заводили всех ещё минут 15, пока некоторые из туристов и местных в изнеможении присели обратно кто на свои места, кто прямо на сцену. Далее всех отвели в другую большую хижину, где располагался ресторан, и всех гостей щедро угощали вкусными африканскими деликатесами под музыку двух местных африканских барабанщиков, к игре которых я, конечно, не удержавшись, тоже присоединился, так и не доев свои африканские деликатесы. После трапезы я попрощался со своим “супергидом”, предварительно договорившись с ним, что он обязательно вовремя заедет утром за мной в деревню и отвезёт обратно в аэропорт Йоханнесбурга. По дороге в своё зулусское жилище мне посчастливилось снова повстречать зулусского вождя-гида Мкулисени, и я без проблем договорился с ним, что он заглянет рано утром, в 5:00, на самом рассвете в мой домик и проведёт для меня индивидуальную и более углублённую экскурсию по всему комплексу деревень. На чём мы вежливо с ним распрощались, и я направился обживаться и отдыхать в своём экзотическом африканском жилище, расположенном в зулусской деревне. Моя деревня состояла из круглых глинобитных невысоких домиков с тростниковыми крышами, стоящими аккуратно по кругу. Как я понял, в этом круге находились только гостиничные корпуса, а сама деревня большим кругом располагалась рядом по соседству. Внутри моего дома было всё очень уютно и рационально, без пафосного излишества. Отличная удобная двуспальная кровать с оригинальными красивыми светильниками по бокам, пара плетёных кресел, небольшой деревянный столик, уютная душевая с туалетом. На стенах висели африканские маски, портрет зулусской женщины и подробная схема всего этнографического комплекса. Единственное, что здесь напоминало о космическом 21 веке, это оригинальная тумбочка с телевизором, подключенным к спутниковому декодеру, но нишу, в которой располагался сам телевизор, можно было предусмотрительно закрыть специальными узорчатыми дверцами, что я и сделал после недолгого машинального пощёлкивания пультом телевизора. Что поделать – вредные городские привычки. После легкого душа я приготовил себе чашку фруктового чая и вышел на околицу насладиться незабываемым зрелищем. Надо сказать, что коренные народы Африки ведут очень естественный образ жизни, находясь в максимальной гармонии с окружающей природой и её закономерностями и циклами. Например, во многих африканских деревнях нет электричества. И жители этих деревень естественно ложатся спать практически с заходом солнца, а встают рано, на самом рассвете. Несмотря на то, что данный комплекс был вполне электрифицирован, в 9 часов вечера здесь было уже совсем темно, что позволяло во всей полноте ощутить мистерию ночной жизни в настоящей африканской деревне. Я примостился на невысоком глинобитном заборчике, оперевшись спиной о стену своей хижины, и неторопливо принялся пить фруктовый чай. Небо было безоблачное, справа взошла почти полная луна, осветив причудливые окрестности всего комплекса. Незнакомые созвездия южного полушария романтично поблёскивали в ночном небе, как бы перешёптываясь друг с другом, вокруг раздавалось чарующее ночное пение цикад и каких-то птиц. Всё это, накладываясь на пережитые недавно впечатления от экскурсии, создавало волшебную магию моего мистического переживания. Я внезапно представил себе, как так же вот сидел кто-то на этом же самом месте в далёком-далёком прошлом, так же, как и я, блаженно растворившись в этой ночной космической гармонии. Может быть, этот кто-то попытался представить себе, как в далёком-далёком будущем неизвестный ему кто-то ощутит то же самое и подумает о том же. И только звук чайной ложки, выпавшей из моих рук на глиняное крыльцо, вернул меня обратно на землю, напомнив о действительном времени. На моих часах было уже 23:35. “Ничего себе африканская медитация”, – подумал я и отправился срочно спать в свою уютную зулусскую хижину.

На следующее утро около 4:30 я услышал на удивление знакомый мне крик петуха, опередивший крик моего мобильного будильника, принял душ, оделся, собрал свой багаж перед дальней дорогой в аэропорт и выпил фруктового чаю. Ровно в 5:00 утра в дверь моей хижины постучался мой местный гид Мкулисени. “Вот бы нашим русскоязычным “супергидам” поучиться пунктуальности у местных африканских”, – промелькнуло у меня в голове.

Выйдя в центральный двор зулусской деревни к церемониальному алтарю, мы поприветствовали первые лучи солнца, восходящего над деревней, и вождь Мкулисени, столь же красноречиво и более подробно отвечая на все мои многочисленные вопросы, провел меня индивидуально по всему этнографическому комплексу. Столь подробной, качественной и увлекательной экскурсии, пожалуй, ещё не было в моей жизни. Более того, Мкулисени оказался ещё и прекрасным фотографом, и мы по очереди фотографировали друг друга на фоне достопримечательностей деревни Леседи. Мы успели абсолютно всё, даже посетили опять большой дом представлений Бома, где мы вдоволь наигрались на многочисленных африканских барабанах, и вождь показал мне несколько боевых приёмов с традиционным щитом и коротким мечом, некогда придуманным легендарным предводителем зулусов королём Чака.

Три часа пролетели почти незаметно, и на 8:00 утра у меня была договорённость о встрече с моим русскоязычным “супергидом”, на “тяжкую” долю которого всё же выпало отвезти меня обратно в аэропорт Йоханнесбурга и посадить на самолёт до Виланкулоса (Мозамбик). Заглянув вместе с вождём Мкулисени в большую хижину-ресторан, мы застали там моего вчерашнего “супергида”, от всей души страстно налегающего на африканские деликатесы. После завтрака мы вернулись в мою зулусскую хижину, чтобы забрать багаж. Я тепло распрощался с настоящим супергидом – вождём Мкулисени и всеми его соплеменниками и отправился в аэропорт Йоханнесбурга.

Так закончилось моё незабываемое пребывание в уникальной стране ЮАР. В этой удивительной алхимической лаборатории, где наряду с неисчерпаемыми богатствами природы вы повсюду можете встретить неисчерпаемое богатство человеческой мудрости, культуры и достижений людей из разных частей нашей планеты, успешно созидающих вместе свой философский камень богатой во всех смыслах и красивой гармоничной жизни. И если вы хотите увидеть всё самое лучшее на нашей планете, бережно собранное в одном месте, то вам, безусловно, нужно посетить Южно-Африканскую Республику и алхимическую столицу мира – Кейптаун.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>