А. Бочагов: Интервью для журнала АЛХИМИЯ

Мой Путь.
(интервью для клуба «ИНБИ»)

А: Давайте попробуем рассмотреть искусство игры на этнических барабанах с точки зрения такого понятия как развитие, как путь. Можно ли это искусство символически назвать, например, Драм До?

Б: Да, конечно, несомненно.

 

А: Когда все началось и что сподвигло Вас к этому пути?

Б: Мне посчастливилось родиться в интеллигентной семье, в которой музыку все очень любили, и я с самого раннего детства был окружен звуками музыки. Еще в несмышленом возрасте, еще до школы, родители пытались отдавать меня в различные музыкальные заведения. Сначала я попал на уроки по фортепьяно, учительница даже была вдохновлена тем, что уже при первом соприкосновении с инструментом, я начал что-то сочинять. Наша семья очень много переезжала. В более осознанном возрасте, я пошел уже заниматься сам, в музыкальную школу по классу трубы. В нашу школу пришла преподователь и набирала мальчишек для своего класса, и я уже самостоятельно пошел опять учиться музыке.

 

A: Как произошел переход от достаточно мелодичного инструмента трубы к более ритмичным инструментам?

Б: Родители, через друзей иностранцев, имели возможность доставать музыку, которой нигде еще в нашей стране не было. Так в мой дом рано вошла рок-н-рольная волна, основанная на мощном ритме, который сильно захватывал, я быстро «заболел» этой музыкой и еще в школе мы с ребятами организовали музыкальный ансамбль. Так еще самоучкой я начал играть на ударной установке. Примерно с 7 по 10 класс мы играли зарубежную музыку, да и собственную музыку тоже иногда сочиняли. Были практически самодельные инструменты, было интересно и даже по-своему глубоко, на мой взгляд. Параллельно с этим, я уже заканчивал музыкальную школу по классу трубы.

 

A: Какой был первый перкуссионный инструмент?

Б: После школы поступил в институт МИЭМ (Московский институт электронного машиностроения), и через год, обострилась афганская ситуация, меня забрали в армию, и я чудом не попал в Афганистан. Я был направлен в Казахстан, в учебку, откуда после 3-4 месячной подготовки отправляли уже в Афганистан. На бойца я был похож мало, как и многие прибывшие из московских институтов, поэтому нас раскидали по разным военным частям. Я попал в Джамбул (Казахстан). Там служил 2 года, играл в оркестре. Пригодилось музыкальное образование.

 

С перкуссией получилось так, я в 1986 году пришел после армии, с достаточно подкошенным здоровьем. В то время в Москву приехала школа Махариши Махеш Йоги, аюрведическая традиция. Это дедушка, который в свое время инициировал еще ребят из «Битлз». Мне посчастливилось получить инициацию, что мне очень помогло, я начал заниматься трансцендентальной медитацией. Потом заинтересовался этой темой, и стал занимался более углубленно йогой Патанджали. Параллельно я пошел заниматься хатха йогой в индийское посольство. Началась такая индийская тема, которая открыла для меня другие глубокие темы. Напротив посольства находился Культурный центр имени Дж. Неру, где в то время преподавалось многое: ситар, индийские танцы и табла в том числе. Преподавал табла господин Анил Коль. Он заложил мне некий основной принцип, на котором я строю и свою школу. Он с нами все играл, разбирал очень досконально, подробно. Он дал нам принцип пропевания. Это был первый перкуссионный опыт, погружение в индийскую традицию через игру на табла.

 

По удачному стечению обстоятельств я жил на улице Миклухо-Маклая, где недалеко от моего дома был построен Российский Университет Дружбы Народов имени Патриса Лумумбы. Там есть интерклуб и там я познакомился (буквально мгновенно все произошло, практически параллельно, мощным потоком) с традициями других стран. Африканские, латиноамериканские, арабские традиции.

 

А: Кого считаете своим основным учителем?

Б: Господин Анил Коль, учитель по табла.

 

А: Что кроме принципа пропевания? Какие еще он закладывал принципы?

Б: Сама методология преподавания, принцип общения. Показывается ритм, пропевается, проигрывается вместе с учениками. Весь материал обязательно повторяется на следующем занятии. Анил Коль буквально растворялся в группе, настолько был ощущаем контакт.

 

А: Вот идет у человека этап обучения, потом может наступить момент, когда ученик сам становиться сначала преподавателем, а потом возможно Учителем с большой буквы, который дает не только технику, но и что-то большее, может быть, духовную составляющую, знания. Это закономерные этапы одного пути? Как появились первые ученики, были ли вы готовы к тому, чтобы уже преподавать?

Б: Это звенья одной цепи, нельзя стать учителем, не будучи учеником. У меня в жизни был этап, когда была попытка уйти от музыки, решил что сложно будет свою жизнь построить на музыке. Это произошло, примерно к 1996 году, когда я уже достаточно много покрутился в профессиональной музыкальной обойме современной эстрады. Я решил уйти в бизнес. Получил второе образование, поступил в Институт Молодежи Я понял, что мне интересно было бы заниматься творческим бизнесом. Я понял, что мне интересна тема рекламы, маркетинга. Уже на 2 курсе мы с ребятами организовали свою собственную серьезную бизнес компанию. Около 3 лет было угроблено времени на бизнес. Партнерские отношения – это очень сложная ситуация, тем более, если начинают крутиться деньги. Вся жизнь полностью с утра до вечера была посвящена бизнесу, и постепенно стала теряться связь с музыкой. Появилось чувство, что что-то важное и основное уходит из моей жизни.

 

Я стал постепенно «оттаивать» и пытаться возвращаться к музыке. Я делал музыкальные вылазки и как-то я приехал на одну и вечеринок в «Восточный дом», если не ошибаюсь. Поиграл на инструментах, ко мне подбежала девочка, и сказала, что преподает арабские танцы. Это оказалась Ольга Верескунова. Попросила сделать семинар для девчонок по ритмам. Подобная идея уже меня иногда посещала. Я видел перед собой некоторую концепцию, как это могло бы быть. Да и чем дальше я углублялся в перкуссию, тем больше мне хотелось поделиться этими вещами, потому что видел зачастую, очень поверхностный подход к музыке. Так и получилось, что первый уровень моей школы стал по арабской теме.

 

Я проработал материал по арабской традиции, выделил наиболее актуальные и часто использываемые ритмы. Это было примерно в 98-99 году. Мы начали достаточно удачно сотрудничать с Ольгой, идея меня увлекла настолько, что я понемногу стал прорабатывать другие темы, другие традиции. В интерклубе Университета Дружбы Народов я имел счастливую возможность познакомиться со многими представителями Африканского континента, Латинской Америки, Ближнего Востока, вживую пообщаться, помузицировать вместе. Там очень много помещений, репетиционных залов, где различные представители практически из всех стран мира все время что-то играют, репетируют. Было очень интересно и познавательно. Понемногу я стал забрасывать бизнес и возвращаться к музыке. Потом, когда принял решение полностью вернуться в музыку, параллельно появилось предложение от руководителя чайного клуба, который открывался в то время на территории центра ИНБИ. Сказали, приходи, есть желание, чтобы такая музыка звучала, которую ты играешь. Я пришел, все понравилось, но особенно привлекло внимание то, что есть большой уютный зал. Я вышел на администратора, все удачно сложилось и я начал сотрудничать с центром ИНБИ. Я начал преподавать уже более основательно. Это было примерно в 2002 году. Все началось с двух классов: арабский и африканский курсы и чуть позже ввел новый латино-американский курс а затем Modern и WorldPercussion.

 

Обучение, это, несомненно, очень интересный процесс. Важный и притом взаимообратный, в том плане, что когда начинаешь преподавать, сам процесс тебя учит, может быть даже в большей степени чем твоих учеников. Начинаешь пересматривать более глубоко какие-то вещи, делать всё более осознанно, систематизировать все. Разрабатывается подход, методология, технология обучения, масса всего. Этот процесс очень интересен, особенно тем, что он в первую очередь организует тебя (преподавателя).

 

А: Инструментов перкуссии столько, сколько предметов, окружающих человека. Очень много подходов, приемов извлекания звуков. Много людей учатся владеть перкуссионными инструментами, и каждый по-своему. Многие начинают обучать. Как узнать, готов ли ты сформировать некий объем знаний, ведь чтобы стать преподавателем, должна быть, как вы сказали методология обучения, через которую ученик проходит, меняет свое представление о предмете. Можно провести следующую аналогию, человек входит в комнату, где с ним что-то происходит, может быть, с ним что-то делают, может быть, он сам прилагает усилия, в результате выходит уже немного другой человек. Здесь есть пересечение с идеей алхимии, с идеей преобразования разных элементов, условно посредственного качества, которые легче достать, в какой-то другой элемент, более ценного качества (золото). Чтобы получать качество, необходим объем знаний, которыми владеет мастер. Вопрос, как определить готов стать таким учителем или нет? Как понять, что настал тот момент, когда ты уже можешь что-то давать другим, обучать?

Б: Человек творческий – всегда отдает. Необходимо дать посыл, чтобы человек начал обучаться. Тут надо быть осторожным, я бы остерёгся говорить, что я готов взять человека и начать его переделывать. В каждом человеке от бога заложен творческий потенциал, и ему свойственно как-то реализовываться. Если не все так жестоко вокруг, нет голода, войны, междуусобных расприй, очень важно, чтобы возникали такие культурные очаги, которые помогали бы людям реализовывать свой творческий потенциал. Своей основной задачей я вижу, стремление помочь человеку начать реализовывать в себе этот потенциал более активно, более инициативно, это самое главное, ни в коем случае не возьмусь человека как-то переделывать, как-то его изменить. Это должно происходить самостоятельно изнутри каждого человека. Поэтому, если человек пришел в школу, то это говорит о том, что в нём уже есть осознанный импульс к саморазвитию.

 

На первом занятии я всегда говорю: «важно желание творить и развиваться», если человек находит общее между своими представлениями о предмете и тем, что есть у меня, это замечательно. Я не пытаюсь натянуть на себя маску гуру, большого учителя или алхимика, я искренне делюсь своим опытом, и если это мне удается, то хорошо, и дай бог, что это даст ученику дополнительный импульс и поможет больше раскрыть свой творческий потенциал.

 

А: Обычно школы, которые делают по принципу клуба, где встречаются люди по интересам. Зачастую клуб превращается просто в место встречи друзей и теряет функцию развития. Принцип, по которому работает ваша школа, отличается. У вас в школе достаточно жесткая структура программы обучения, которая практически не меняется.

Б: Ну почему, я считаю, что моя школа может быть и клубом тоже. Если человеку интересно, моя система позволяет оставаться этому человеку в моей школе хоть навсегда. Отзанимался, оплатил все уровни и ходи занимайся и общайся сколько хочешь.

 

Что касается методологии, у меня была задача на первых трех уровнях познакомить людей с основами ритмики, может быть, не углубляясь в тонкости, и не стараясь сделать из занимающихся профессиональных арабских, африканских или латиноамериканских музыкантов. Живя в России в 21 веке, задача несколько бессмысленная, пытаться стать, арабским или африканским барабанщиком. Тем не менее, познакомив учеников с основами традиционной ритмики, можно соориентировать их на современность и даже вполне профессиональную работу в будущем. Люди, которые закончили у меня школу, имеют возможность начать профессиональную деятельность, причем их объем знаний, их подкованность и эрудиция позволит им при их собственном желании, вписаться в любой современный коллектив.

 

На 4 уровне школы, моя задача познакомить со всем объемом современной музыки. Посмотреть, как традиционные ритмы и инструменты могут гармонично вписываться и обогащать современную музыку.

 

На 5 уровне, здесь начинается самое интересное, я назвал этот курс «Алхимия ритма», тут моя задача пробудить в человеке максимальный творческий потенциал. Чтобы человек мог уже сам что-то творить. Здесь мы уже занимаемся более глубоко вопросом построения композиции. Чтобы, освоив этот принцип, человек мог сам творить, это моя задача. Человек, сможет реализовывать свой творческий потенциал, это поможет ему вобще по жизни, а при желании он может на этом даже зарабатывать деньги, работая в музыкальном коллективе. К сожалению, в нашей стране сейчас такой период, что многое упирается в зарабатывание денег.

 

А: Все заработки у вас связаны с темой музыки или приходиться подрабатывать в других областях?

Б: Я считаю себя счастливым человеком, я занимаюсь своим любимым делом. Когда я занимался бизнесом, мне было тяжело, себя чувствовал очень приземленно, а когда занялся своим делом, можно сказать, вернулся на небеса. Занимаюсь тем, что мне нравится и еще умудряюсь немного зарабатывать, много концертируя. Музыка приносит мне какие-то средства к существованию и поддержанию школы. Ведь, чтобы поддерживать барабанную школу на должном уровне, необходимы средства.

 

А: Действительно, весьма щепетильный момент, как грамотно сочетать свое внутреннее (духовное) развитие, и зарабатывать в этой же теме деньги и не страдать от внутреннего конфликта.

Б: Зачем страдать? В этом плане Олег Михайлович, руководитель центра ИНБИ, очень хорошо говорит, что в любом процессе очень важен баланс между духовным и материальным, то есть, важно не терять связь с землей и небом.

 

Первый период моей жизни был полностью посвящен творчеству, тонкой материи, я мало уделял внимание организации своей материальной жизни, назовем это так. Потом был период ухода в материальное – бизнес. Это был период ухода от искусства, но он мне очень помог, это был просто новый опыт по организации жизни. Было стремление стать хозяином свой жизни, которое мне сейчас очень помогает. В современной жизни, человеку, особенно творческому, часто не получается спуститься на эту конкретную материальную землю и что-то просчитать, продумать. А это необходимо в наше время. И тот опыт по организации бизнеса, понимание, что такое маркетинг, менеджмент, экономика, позволили мне более трезво оценить эти вещи. Когда я начал реализовывать свою школу GlobalBeatSchool в зале ИНБИ, я уже имел представление о том, как что нужно для организации и развития школы. Одно другому (зарабатывание на жизнь и творчество) совсем не противоречит. Я занимаюсь любимым делом и зарабатываю этим себе на жизнь. В последнее время стало немного тяжелее, если 5 лет назад я был первым на этом рынке, то сейчас есть конкуренция, и это естественный процесс который заставляет тебя просто активно двигаться дальше, развиваться и держать планку.

 

А: Что такое ритм?

Б: Ритм – это сама жизнь, собственно все процессы, которые окружают в действительности. В самой действительности – все основано на ритме. Любой процесс, который существует в реальности, он имеет какую-то закономерность, и всякая закономерность тоже является ритмом. Цикличность, периодичность – это все ритмы. Мы живем и работаем в ритме, дышим в ритме, ходим в ритме, внутри нас работают миллионы жизненно важных ритмов. Поэтому для меня ритм – это все.

 

В: Когда барабанщик играет некий ритм, он задает какую-то структуру. Можно ли взять и провести классификацию ритмов по воздействию на человека, например, один ритм — повышает настроение, другой – лечебный, и т.д.

Б: Я считаю, что это вопрос тоже сугубо индивидуальный. На разных людей один и тот же ритм может оказать совершенно разное влияние. Если человек самостоятельно делает шаги в этом направлении, изучает разные ритмы, проверяет на себе их воздействие, то он естественным образом находит для себя такие ритмы, которые его стабилизируют, гармонизируют, тонизируют и т.д. Поэтому сколько людей, столько и вкусов, одни обожают одну музыку, другим от нее может быть плохо. Слишком от многого это зависит. Может быть позитивный или негативный опыт, а бывает, что человек вовсе не заметит какого-то ритма.

 

В: Полезно человеку изучать разные ритмические структуры, даже те, которые ему не очень нравятся?

Б: Прежде всего надо следовать тому что нравится, это говорит о том, что в каждом человеке есть естественный внутренний посыл и иногда он даже бывает глубже осознанного. Бывает, есть некая потребность у организма находиться в определенном ритме. Не нужно насиловать себя мне кажется. С другой стороны, если человек берется, например, преподавать, вот тут нужно проработать все, чтобы квалифицированно, осведомленно можно было бы говорить о предмете. Для меня, например, в свое время пришлось заняться более углубленным изучением нотной грамоты, которую я никогда не любил. Пришлось заниматься этим, чтобы соответствовать должному уровню преподавателя. Что касается меня, вот, например, я не считаю музыку музыкой, если ритм загоняется выше 140 ударов в минуту, что-то трансовое «бубнит» с невероятной скоростью. Реакции у меня на это позитивной никакой нет, а кому-то может нравится.

 

А: Интересно. А можно по темпу ритма провести такую градацию: ритм тела, ритм сознания и др.? Например, если ритм выше 140 ударов, это уже выше ритма тела и сознание начинает как бы отрываться, терять связь с телом…

Б: Лично для меня важно ощущение позитивности ритма. В свое время я переболел такой музыкальной темой как «авангардизм». Помнится на заре 70-х годов, пройдя уже через роковую историю, мы все услышали необычную группу под названием «KINGCRIMSON». Подобную музыку можно назвать авангардом или психоделическим роком, суть этой музыки в том, что она вся построена на этаких «оголенных нервах». Причем, порой, настолько оголенных, есть и ломанные ритмы и момент «Ад либитум» (вне формы, такие нарочитые разломы), и я для себя отметил, что такая музыка иногда не лучшим образом сказывается на психике и на здоровье человека в целом. Тут и психологически начинаешь переключаться в ненужную сторону, и даже на физиологическом уровне чувствуешь какие-то странности, нарочито ломаные ритмы, начинают тебя ломать. В самой энергетике человека, от природы, все позитивно, ровно, относительно симметрично, и все это я с большой радостью нашел в этнической музыке. Традиционная музыка, она сильна тем, что из покон веков сохраняет и передает людям самое позитивное, что, как говорится: «И строить и жить помогает».

 

А: То есть всегда новый стиль требует серьезной проверки?

Б: Конечно, он должен пройти проверку временем и само время расставит все на свои места. Если этот новый стиль полезен людям, он останется в вечности, иначе, он вряд ли долго протянет. Но иногда бывает, что под авангардизмом пытаются завуалировать слабое знание предмета. По типу «Мы видим так». Похоже, как Остап Бендер рисовал свою картину «Мирный сеятель». К сожалению очень много таких Остапов в искусстве. С другой стороны людям с каким-то психологическим сдвигом, надрывом, с ненормальным восприятием мира тоже хочется передать свое видение, выразить, поделиться. Это нельзя запретить, человек в праве реализовывать свой творческий потенциал, так как он видит. Но это вряд ли это останется в истории.

 

А: Традиционные ритмы как-то работают, имеют свое воздействие. Однако, мы живем сейчас в несколько другом времени. Планеты, которые также, наверняка, имеют свое воздействие на человека, уже по-другому расположились относительно земли. Есть предположение, что традиционные ритмы тоже работают уже не так как раньше. Выходит, что современные ритмы (стили) более актуальны, но они должны пройти проверку временем… Как найти золотую середину?

Б: Очень важно не забывать традицию. До нас доходят ритмы, которые появились очень давно, естественно они трансформировались, но какая-то основа этих ритмов сохранилась. Настоящее искусство, оно живое. Оно всегда здесь и сейчас и никогда не теряет своей актуальности. Если затронуть немного мистическую сторону, то мне кажется, что на уровне генетической памяти В нас существуют все знания, накопленные когда-либо человечеством. Я заметил такой факт, что иногда людей сильно преображает прикосновение с какой-то традицией, настолько преображает, что они даже не понимают что происходит, где-то изнутри возникает некое эхо знаний древности. Вся наша внутренняя духовная составляющая не столь эфимерна, на самом деле, а имеет вполне ощутимую составляющую, плотную основу, в виде нашего тела, которое соприкасается с нашей генетикой, там есть вся история человечества, в каждом из нас.

 

Чем глубже человек этим интересуется, тем глубже он находит в себе резонанс. Знакомясь с определенной культурой, человек может слушать в себе отклик этой культуры. Это открывает в человеке кладовую. В основе бытия есть единое поле сознания, оно трансцендентально. Знакомство с традицией позволяет почувствовать нетленность этой традиции. Но эволюция происходит с течением времени и традиция может тоже немного меняться, трансформироваться. Но основа всегда нетленна.

 

Я очень доволен той методологией, которая выстроилась в моей школе, потому что она позволяет ученикам познакомиться с основами разных традиций и в тоже время делает полученные знания мощным инструментом дальнейшего творческого и современного прогрессивного развития. Новое прогрессивное течение WorldMusic, которое сейчас становится популярно, как раз имеет в своей основе возвращение к традиционным мировым культурам. В этом течении происходит синтез разных культур в музыке и рассматривается возможное сочетание с современными стилями, что делает эту музыку более содержательной, ценной и в тоже время очень прогрессивной и актуальной.

 

Резюме:

Каждый человек – это Путь. Поэтому говорить что человек встал на Путь или еще не встал на Путь, не совсем правильно. Говорить, что мой путь – это занятие музыкой и преподавательской деятельностью, это слишком узко. С другой стороны, можно сказать, что это доминанта моего Пути в данной жизни. Творческий путь. В частности барабаны. Да, можно сказать – это мое ДАО. Это мой способ реализации Пути. Но если посмотреть глубже – каждый человек – это Путь. Для меня ценен уникальный опыт именно каждого человека. Кажется, Йогананда как-то очень хорошо сказал в своем обращении к учителям: «Дорогие учителя, пожалуйста, будьте осторожны, чтобы не сделать ваших учеников пленниками вашей очаровательной души». Один из моих учителей по йоге в свое время сказал тоже очень интересную фразу: «Мои ученики для меня, это Боги, которым я поклоняюсь». Мы люди, мы общаемся, мы все друг друга чему-то учим и учимся друг у друга. И это самый важный и бесконечный процесс нашего общего развития.

 

Интервью провел Александр Степанченко (инструктор клуба ИНБИ по кендо)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>